Nik.to
либо играть по-крупному, либо вообще не играть..
Ксюха всегда повторяла одну фразу: Я так боюсь не успеть, чего-то успеть. Она умерла через три месяца после того, как ей исполнилось 19.
Много всего успела, но еще больше не успела.
После ее смерти жить в Петербурге стало невыносимо. Каждый куст в радиусе 10 километров от наших домов напоминал о ней.
Сейчас я начинаю понимать, что не переехала в Майами, а сбежала. От воспоминаний, от самой себя, от страха. Страха не успеть, чего-то успеть.
Думала, что здесь найду себя. Поменять диаметрально свою жизнь, не так-то просто, хоть я и была уверена, что приживусь. Все таки южную кровь всегда тянет к солнцу.
А в итоге потеряла себя окончательно. Не могу сказать, что мне не нравится тот человек, которым я становлюсь. Но и похвастаться этому человеку нечем.

Единственная, самая крепкая частичка меня находится в кофе.
Когда я его пью, я снова становлюсь той самой девочкой.
Звучит глупо, да и дешево.
Но название дневника для меня - не просто слова.
А кофе - не просто напиток. Все воспоминания о Ксюхе связаны с кофе. Тонны серий Друзей и Доктора Хауза, просмотренных под кружку каппучино. Несколько дней рождений, как моих, так и ее, которые мы праздновали вдвоем в Кофехаузе на углу Московского и Авиационной.
Школа. То время, когда ее болезни не было. Каждый день на большой перемене мы пили кофе.
Кофе из Макдональдса на Петроградке, тем летом, когда она поступала в первый медицинский институт.
Кофе в поезде до Великого Устюга, когда она со своей верхней полки слезла на мою нижнюю со словами "Поговори со мной, я так люблю, когда со мной разговаривают".

Она была мне не просто лучшей подругой, такое чувство, что она была для меня всем.
Поэтому без нее, не может быть прежней меня.
Есть новая, не сильно хуже старой. Даже немножко сильнее и умнее. Только улыбается реже.